Тайна операции США «Дженифер»

Тайна операции США "Дженифер"

 

 

Гибель советской дизельной подводной лодки в свое время стала не только поводом для международного скандала, но и источником возникновения разных легенд и слухов. Советские власти долгое время хранили молчание о событиях, происходивших в Тихом океане.

О тех событиях рассказал Анатолий Тихонович Штыров – контр-адмирал, в прошлом первый заместитель начальника разведки Тихоокеанского флота, заместитель начальника военно-морского управления командования войск на юго-западном направлении.

 

Советская подводная лодка «К-129» вышла на боевое патрулирование из пункта базирования на Камчатке 28 февраля 1968 года. На борту лодки находились три баллистические ракеты типа Р-13 с ядерными боеголовками и две торпеды в ядерном оснащении. Командиром на лодке был капитан 1-го ранга Владимир Иванович Кобзарь, один из опытнейших подводников того времени на Тихоокеанском флоте.

 

8 марта от лодки не пришел предусмотренный в боевом распоряжении короткий условный сигнал о проходе поворотной точки маршрута. Первым это зафиксировал оперативный дежурный на центральном командном пункте ВМФ и объявил тревогу. Сразу же были организованы поиски кораблями и авиацией флота в обширном районе, от точки получения последнего донесения и далее по ее маршруту, но все безрезультатно. Вскоре поисковые действия были свернуты – лодку сочли погибшей.

 

В то же время американцы сообщили СССР об обнаруженном ими «масляном» пятне в одном из районов океана, который совпадал с маршрутом нашей подводной лодки. Одновременно США заявили, что донными акустическими обнаружителями якобы зафиксирован и запеленгован «грохот», который соответствует звукам разлома, раздавленного сжатием воды корпуса подводной лодки, погрузившейся на глубину свыше предельно допустимой. Однако было странным то, что точных координат американцы командованию ВМФ не сообщили.

 

По данным нашей разведки, во время выхода «К-129» на патрулирование, в Авачинском заливе находилась атомная многоцелевая подводная лодка ВМС США «Суордфиш», которая, могла установить скрытное наблюдение за вышедшей из базы нашей подводной лодкой, так как в этот период она в базах ВМС США не отмечалась. подводная лодка ВМС США «Суордфиш»Однако доподлинно известно, что 11–12 марта, то есть через 3–4 суток после невыхода лодки «К-129» на связь, подводная лодка «Суордфиш» ночью прибыла на военную морскую базу «Йокосука» (Япония) со смятым корпусом боевой рубки. За одну ночь в режиме повышенной секретности был произведен срочный ремонт рубки и с рассветом «Суордфиш» покинула базу. Так же стало известно, что весь экипаж американской лодки дал подписку о неразглашении некой тайны. Был ли этот факт связан с гибелью нашей подводной лодки «К-129», тогда еще было загадкой. Однако можно предположить, что «К-129» была непреднамеренно протаранена американской подводной лодкой. Возможно, при столкновении американская лодка ударила лобовой частью своей боевой рубки советскую подлодку в районе ее 3-го отсека (центральный пост).

 

Получая огромные массы воды, «К-129» не смогла справиться с быстрой потерей плавучести и затонула на глубине свыше 5000 метров в точке с координатами Ш=40±06’ сев. 179±57’ зап. Эта точка находилась на расстоянии 1230 миль от Камчатки. Впоследствии эта точка фигурировала в официальных документах как точка «К». Что характерно, когда тайное стало явным, представители США на различных брифингах и встречах упорно отрицали факт столкновения подводных лодок.  Однако бесспорным оставался факт, что американцы знали место гибели советской лодки с точностью до 1–3 миль. Такую точность могла обеспечить только их подводная лодка, так как никаких других судов в этом районе в тот момент не было.

 

В период с 1968 по 1973 годы американцы обследовали глубоководными батискафами состояние корпуса и положение затонувшей подводной лодки «К-129. На основании обследований был сделан вывод о возможности её подъема. Этот вывод и был положен в основу замысла операции, получившей кодовое название «Дженифер». Ее главной целью было проникновение в «святая святых» нашего ВМФ – в его шифрованную радиосвязь. В разведке это называлось «расколоть» шифры.

 

Гибель советской подводной лодки, а также точное знание места ее затопления американцы сочли благоприятным случаем попытаться вскрыть всю систему управления нашего ВМФ. С помощью шифров они намеревались прочитать весь радиообмен ВМФ СССР за несколько лет. Однако маячила и еще более соблазнительная перспектива – возможность найти ключевые основы разработки наших новых шифров, которые считаются в мире «абсолютно стойкими». Кроме того, американцев интересовали наши ракеты и торпеды с ядерными боеголовками.

 

Операция «Дженифер» проводилась в строжайшем секрете. В полном объеме в ее замысел были посвящены только президент США Ричард Никсон, директор ЦРУ Уильям Колби и миллиардер Говард Хьюз – главный спонсор всей операции. судно «Гломар Эксплорер»На подготовку и проведение операции ушло без малого семь лет и было затрачено около 350 млн. долларов. Для подъема подводной лодки было спроектировано и построено специальное судно «Гломар Эксплорер», водоизмещением 36 000 тонн с особыми, невидимыми с наружи, системами обеспечения глубоководных работ и устройствами для подъема. На завершающем этапе операции планировалось произвести подъем в кратчайший срок и непременно при условии отсутствия в районе разведывательных и следящих сил Советского флота.

 

В настоящее время доподлинно известно, что американцы подняли не всю подводную лодку. Кормовая часть по линии разлома корпуса от тарана в центральном посту (3-й отсек), включая 4-й и все кормовые отсеки, вывернулась из захвата «Эксплорера» и опустилась на дно. Несмотря на это американцы сочли главную задачу выполненной, поскольку интересующие их шифровальные документы, боевые пакеты, аппаратура ЗАС-связи должны были находиться, как и на всех подводных лодках, во втором командирском отсеке.

 

«Гломар Эксплорер» с док-камерой под днищем, где находилась поднятая носовая часть нашей подводной лодки, убыл в район Гавайских островов (о. Мауи). «Гломар Эксплорер» с док-камерой под днищемКак писали американские газеты, из ее носовой части якобы были извлечены тела 60 погибших подводников, за шесть с лишним лет почти не тронутых тленом. Куда делись погибшие подводники, извлеченные из корпуса подводной лодки, если они действительно были извлечены, неизвестно. Однако шестеро погибших были перезахоронены американцами в море по принятому в ВМФ СССР ритуалу: тела накрывали Военно-морским флагом и играл гимн Советского Союза. Похороны были засняты на цветную кинопленку, которую затем спрятали в сейфы ЦРУ. Через некоторое время, когда между СССР и США началось «фехтование» на дипломатических «шпагах», эти предусмотрительные действия сыграли свою роль.

 

МИД СССР направил первую ноту США: «Ваши службы в нарушение международного морского права тайно подняли часть нашего корабля». Ответная нота Госдепа США: «Вы не объявили о гибели вашей подводной лодки, следовательно, по нормам международного права – это ничейное, бросовое имущество». Тут же МИД СССР направляет вторую ноту: «Вы надругались над нашими погибшими подводниками, нарушили их братскую могилу». Госдеп США в ответ: «Ничего подобного – ваши моряки захоронены по всем правилам, принятым в ВМФ СССР, соблаговолите получить копию киносъемки». Больше нашим дипломатам крыть было нечем.

 

Из поднятой носовой части нашей подводной лодки американцы извлекли оборудование и две торпеды с ядерной боевой частью. Однако главной цели операции они так и не достигли. Шифры так и не были найдены. А причина оказалась банальной. Командир советской подводной лодки капитан 1-го ранга В. Кобзарь был высокого роста и постоянно мучился в своей тесной и маленькой каюте, к которой прилегала шифровальная рубка. Во время последнего ремонта лодки он попросил главного строителя, и тот в отступление от проекта перенес шифровальную рубку в четвертый (ракетный) отсек.

 

Не получив всего чего хотели и несмотря на разразившийся скандал, штаты собиралось поднять и кормовую часть подводной лодки. Однако Главнокомандующий ВМФ Сергей Горшков приказал установить «боевое дежурство» в районе точки «К» вплоть до бомбежки района при появлении «посторонних». Дежурство было снято только после решения Конгресса США о запрещении ЦРУ производить подобные операции.

 

Подозрительное «топтание» в районе точки «К» судов «Гломар Челенджер» и «Гломар Эксплорер» своевременно привлекло внимание нашей разведки, и она вовремя начала бить тревогу по поводу подозрительной деятельности спецслужб США в районе гибели «К-129». Было организовано слежение за деятельностью этих специализированных судов в океане. В район работы «Эксплорера» командованием Тихоокеанского флота направлялись разведывательные корабли, попутные суда и даже океанский буксир с группой наблюдения. Но все их донесения сводились к тому, что «Эксплорер» продолжает «винтить трубы», как видно, ведет поиски нефти.

 

Стоит отметить, что Главный штаб в лице разведки ВМФ скептически отнесся к инициативе тихоокеанцев. Начальник разведки Владимир Домысловский, уловив «настрой» начальства и поняв, сколько хлопот и неприятностей принесет ему эта «затея», участвовать далее в ней отказался.

Командующий Тихоокеанским флотом Николай Смирнов, в свою очередь, тоже заметил скепсис со стороны Москвы и не пожелал без указания главнокомандующего ВМФ «связывать» себе руки. Когда в специальном докладе А. Штыров, заместитель начальника разведки, доложил о том, что американцы готовятся поднять советскую подлодку и приложил принять меры, он категорически отказался выделить боевые корабли для отправки в район точки «К». Однако, когда в середине января 1974 года «Эксплорер» снова был запеленгован в районе точки «К», пришло понимание того, что надо что-то делать. Все это время Главный штаб ВМФ продолжал относиться скептически к «блажи» тихоокеанцев и не вмешивался в нее. Командование флота также решило предоставить разведке флота сомнительную возможность решения проблемы своими силами.

 

В течение марта – июня удалось «выбить» у командования Тихоокеанским флотом три парных вылета разведывательных самолетов Ту-95РЦ. Правда, они не смогли долго находиться в районе точки «К» из-за дальности. В условиях сплошной облачности самолеты лишь подтвердили присутствие в районе крупной радиолокационной «засветки» и… вернулись на базу.

 

К сожалению, все эти «потуги» могли только фиксировать нахождение объекта в районе, но никак не противодействовать американцам. И здесь А. Штыров, будучи ВРИО начальника разведки Тихоокеанского флота, пошел ва-банк и направил за своей подписью в Москву шифровку на имя начальника разведки ВМФ, которая по своим дальнейшим последствиям стала для него своего рода «громоподобной». Ту-95РЦВ ней говорилось, что «анализ деятельности специального судна США «Гломар Эксплорер» в районе точки «К» дает основание полагать, что некоторые ведомства США завершают подготовку и в ближайшие сроки могут предпринять подъем со дна Тихого океана советской подводной лодки «К-129». В северной части океана кораблей флота нет, развернуть их из баз Тихоокеанского флота не представляется возможным. В настоящий период корабль радиотехнической разведки «Приморье» выполняет задачи в районе атолла Кваджелейн. Так как в программе пусков межконтинентальных баллистических ракет с мыса Канаверал США сделали значительный перерыв, прошу вашего разрешения направить корабль в район точки «К» с задачей слежения за действиями сил США в целях принятия дальнейших решений. К началу возобновления пусков ракет корабль радиотехнической разведки «Приморье» будет возвращен в район атолла Кваджелейн». В ответ пришла шифровка: «ВРИО начальника разведки Тихоокеанского флота». Обращаю ваше внимание на более тщательное выполнение поставленных задач. Начальник разведки ВМФ И. Хурс». На языке штабов это означало: «Не лезьте со своими глупостями, выполняйте задачи, которые вам поставлены директивой на текущий год». В результате «Эксплорер» приблизительно около месяца оставался без слежения.

 

И вдруг в иностранной прессе появилось сенсационное известие: «Соединенными Штатами поднята со дна Тихого океана советская подводная лодка». В результате разразившегося вокруг операции «Дженифер» международного скандала главнокомандующий ВМФ Сергей Горшков был вызван в ЦК КПСС, где имел очень неприятный разговор. Возвратившись в Главный штаб ВМФ, он, разъяренный, вызвал на связь командующего Тихоокеанского флота. На тот момент командующим уже был вице-адмирал Владимир Маслов. Обычно сдержанный, на этот раз Горшков не стеснялся в выражениях: «Ну что, товарищ Маслов? Прос…ли подводную лодку?» – «Никак нет, – отвечал Маслов. – Я только что принял флот и ко всему этому никакого отношения не имею». – «Это что же? По-вашему, я прос…л лодку?» – и далее в таком духе продолжал Горшков. Сразу после этого разноса последовало приказание начальника разведки ВМФ: «Немедленно представить всю фактуру событий: кому и какие давались приказания, кто и о чем докладывал? Все отразить в журнале боевых действий с приложением карты обстановки. Все передать по фототелеграфу в Москву».

 

Началось судорожное вычерчивание «карты обстановки». А из Главного штаба ВМФ торопили: «Что вы тянете резину? Главком не будет ждать!». В это время к А. Штырову подошел начальник спецсвязи разведки Тихоокеанского флота подполковник Федор Уклеин: «Помните ваш доклад начальнику разведки ВМФ и его унизительный ответ?» И тут издерганный, взмыленный и рассвирепевший от накаленной обстановки Штыров сделал непростительный для опытного штабиста шаг: «Давай сюда обе шифровки!». И обе они легли на карту. А вошедшие в раж чертежники к тому же обвели их черной тушью. Карту, еще недостаточно просохшую, разрезали на полосы и отправили фототелеграфом в Москву. А на той стороне подгоняемые начальством разведчики ворвались в кабинет Горшкова с этими полосами и не читая разложили их на столе перед главкомом, благоразумно отступив: «Вот, товарищ главнокомандующий. Это все тихоокеанцы виноваты… Мы здесь ни при чем».

 

Как потом рассказывали очевидцы, Горшков надел очки и… в последующие три дня между разведкой ВМФ и разведкой Тихоокеанского флота, а также по линии командных пунктов прекратились все виды связи, как после ядерной войны. Спустя трое суток А. Штыров оказался по каким-то делам в кабинете начальника штаба флота вице-адмирала Владимира Сидорова, который, поздоровавшись с иронией, но все же дружелюбно произнес: «Ну что, герой… Доказал свою правоту?» – «Доказал, товарищ адмирал». – «Москва тебе это не простит». – «А я это уже понял…».

 

Вскоре все главные действующие лица операции «Дженифер» сошли с мировой арены. Ричард Никсон был по «уотергейтским делам» снят с поста президента, директор ЦРУ Уильям Колби ушел с этого поста, Говард Хьюз сошел с ума и отправился в «лучший мир». Ну а А. Штыров вскоре был изгнан из системы разведки ВМФ и перешел в Оперативное управление штаба флота, где занялся вопросами боеготовности и боевой службы сил Тихоокеанского флота.

 

Такова правда о трагедии в океане и связанных с ней попытках американцев поднять нашу подводную лодку «К-129». Надо отдать должное спецслужбам США – задачу по подъему они хоть и не в полном объеме, технически и организационно решили блестяще. Что касается нашей разведки, то она своевременно разгадала их замыслы, установила конкретные координаты гибели «К-129» и вскрыла цель операции «Дженифер».

В следующей статье я расскажу о том, почему ТУ-144 разбился на Парижском авиасалоне.

 

РЕКОМЕНДУЮ ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: